Свежие комментарии

  • ВАСЬКА Моисеенко
    И Надеждина пусть с собой прихватит.Леонид Гозман "ра...
  • Сергей Колотов
    Лично у меня создаётся впечатление, что старые украинские маразматики закваски СССР пытаются подвести к военному стол...Лечению не подлеж...
  • Юрий Кушнарев
    кроме помощи семьям и образования-ни о чём. Причём строительство дороги и средства из ФНБ? Это резервы на выплаты пен...Главное из обраще...

Алексей Куракин: Мы — добыча информации

Алексей Куракин: Мы - добыча информации

«Кто владеет информацией, тот владеет миром» ___ какой-то Ротшильд

С тех пор, как первый умник додумался каменным топором высечь на березе указатель к пещере с одинокими самками, СМИ, соцсети и мессенджеры стали универсальным инструментом социального управления.

Правда, сначала получалось не очень…

Уж слишком долго путешествовала (когда верхом, а когда и пешим) радостная весть о введении нового налога (или какой мобилизации) в дальние уезды и прочую тьму тараканью. А, однажды — гонец, прибывший с битвы при Марафоне, даже взял и умер посреди полного здоровья.

Но, чем больше повышалось чувство собственной важности человечества, изобретавшего то порох с парусом, то электричество с делением ядер тяжелых элементов в мирных и не очень целях, тем пристальнее власти смотрели на процесс доставки нужной информации в межушное пространство обывателя…

Император Бонапарт, это который Наполеон Карлович, очень искренне полагал, что для управления представителями одной из самых древних профессий – журналистами и прочими бумагомарателями, нужны «хлыст и шпоры».

Крутых нравов был Карлович – запрещал газеты десятками, заставлял писать альтернативные версии революции французского достоинства, вводил налоги и штемпельные сборы, сажал в цугундер журналистов сотнями, требовал чтобы «редакторы газет были неподкупных нравственности и патриотизма».

Например, газета «Пюблисист» («Публицист») провинилась перед императором тем, что не ежедневно бранила англичан, которые планировали гибридную агрессию против французской империи и нарушали торговую, континентальную блокады. В чем Наполеон обнаружил ее (газеты) неискупимый грех перед Францией. Редакция была немедленно закрыта, а всех писак выгнали на мороз без выходного пособия.

Ничего не напоминает? Ну-ка, кто там у нас Путина не каждый день хулит в стиле суровой прозы с элементами патриотической лирики?

Идем далее. Новое слово в управлении СМИ и общественным бессознательным внес Бисмарк. Отто Фердинандович. Да, гениальный был дядька – взял и прекратил многовековой разброд и шатание на германских землях, собрал всех на одном плацу, построил ровненько и «Ахтунг! Дранг нах [куда пошлют]! Шнель!».

Так вот… Пруссии нужен был всего один, маленький блицкриг до завершения объединения германских волостей. А в роли агрессора выступать как-то не хотелось – не по понятиям, да и перед европейской братвой венценосных монархов было неудобно.

А в это время… Наполеон III (племянник знаменитого императора, но над ним прикалывалась вся Европа, из-за того, что «идеи рождались у него в голове, как кролики в садке»), решил неожиданно вставить свои пять копеек в вопрос назначения кандидатов на испанский престол. Мол, Франция не желает видеть на испанском троне представителей неких Гогенцоллернов. Понаехали тут, понимаешь!

Старомодный, вежливый, обходительный джентльмен Вильгельм I (тогдашний смотрящий Пруссии в сане короля) очень терпеливо, долго, нудно и дипломатично прописывал в письме что-то вроде: «…Извините великодушно, ваше императорское величество, но не хватало, чтобы французы решали подобные вопросы, находящиеся в компетенции исключительно, в будущем — победоносного и тысячелетнего Рейха…».
Написал и дал Бисмарку почитать. Для ознакомления.

Хитрый Фердинандович (не даром стал первым канцлером Германии) взял да и отредактировал депешу Вильгельма так, чтобы там остались лишь: «клятые жабоеды» и «пошли на х…». А затем слил известную в истории «Эмсскую депешу» надежным, прикормленным журналистам. Журналисты такую «бомбу» радостно растиражировали. В результате в прессе появился «королевский выговор Франции», что по тем временам было неслыханным надругательством над честью и достоинством императорской фамилии Бонопартов и патриотическими чувствами французов.

Почувствовавшая (ниже спины) «зраду и ганьбу» французская публика решила: «Пруссия должна ответить!» и потребовала немедленного объявления войны «клятим німцям» в направлении Пруссии. Что немедленно и исполнил Наполеон III. Общественное мнение, знаете ли: «Вильгельм — х….о!» и все такое. С этим не шутят!

Франция потерпела поражение также, как и объявила войну — быстро и решительно. Но французы особо не расстроились и, по сложившейся традиции, устроили Сентябрьскую революцию 1870 года. Наполеона III прогнали в Росто… в смысле – в Британию.

А знаменитые пышные усы хитрого Фердинандовича под кайзеровской каской заняли почетное место в музеях, картинах и книгах Германии и прочего зарубежья.

С тех пор СМИ стали любить все без исключения: монархисты, капиталисты, домохозяйки, активисты с патриотическим выражением лиц, политики, большевики, адвентисты седьмого стакана, люди с нетрадиционными интеллектуальными наклонностями, собиратели марок, сексуальные маньяки и всякие центристы с правым уклоном в левую сторону.

Особенно в этом деле преуспел «Минстець» нацистской Германии, объясняя всяким недалеким Гретхен с Гансами, что в недостатке маргарина, в наличии справедливых, европейских бомбежек и постоянном уменьшении порций капусты с сосисками виноваты евреи и коммунисты…
(Сегодня, кстати, на благословенном Западе и в некоторых особо развитых колониях виноваты русские и, тоже — коммунисты)

Однажды, весенним вечером 1945 года, послушав «Эгмонта» Людвига этого вашего Бетховена, неспешно прогуливаясь по Принцальбрехтштрассе, папаша Мюллер (шеф Гестапо) заметил своему другу Штирлицу (находчивый советский разведчик, сотрудник кровавой гебни):

— Памяти нет, Штирлиц! Запомните это. Дайте мне право редактировать «Фелькишер беобахтер» и «Дах шварце кор» … и я в течении месяца докажу немцам, что политика антисемитизма… была вопиющим нарушением указов великого фюрера – он никогда не звал к погромам, это все пропаганда врагов. Гитлер был душка – хотел уберечь несчастных евреев. Память… Забудьте это слово…

Да, господа и товарищи, забудьте это слово – «память». Сейчас уже не те времена, когда гонца или скорохода могли и отправить взад – в пешее эротическое путешествие… Ну, чтобы переспросил там, в столице: кому полагается отсрочка от призыва, или как будет возвращаться НДС с нового налога на дождь? В наше время, вместо памяти – альтернативная реальность. Сегодня новости уже не транслируются. Они искусно приготавливаются на уютных кухнях медийных монстров и вшиваются в сознание обывателя с помощью новейших достижений психологии, социологии и микроэлектроники.

Как однажды сказали журналисты с самого «непредвзятого» украинского канала «1+1»: «…мы стараемся создать свою, увлекательную версию событий…».

А уж до чего эти версии увлекательны! Тут вам и Колин Пауэлл (глава внешнеполитического ведомства США (Госсекретарь) при товарище Буше — младшем) – размахивающий пробиркой с ОМП Саддама Хусейна, здесь и российский спецназ на Майдане в Киеве, и «несуществующая» вакцина «Спутник V», обработанные боевым ОВ трусы Навального, «окончание эпохи бедности» от нашего Верховного Балабола и Twitter, отмечающий посты президента США (Трампа, Дональда Федорыча), как недостоверные.

От первого, пропечатанного каменным топором оппозиционного заголовка из трех букв до мобильной версии новостного сайта в гаджете, что умещается на ладони, технология подачи информации проделала путь длиной в тысячи лет.

Но, каков результат! Как заметила однажды Лина Костенко: «… информация была нашей добычей. Теперь мы – добыча информации».

Алексей Куракин, Украина

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх